Реклама
Бюллетень МИКС 3/2009 - Цитаты
Индекс материала
Бюллетень МИКС 3/2009
Хроника выявления и пресечения коррупционных нарушений
Продолжение «громких дел»
Итоги работы правоохранительных органов (статистика и примеры)
Цитаты
Антикоррупционные инициативы федерального уровня
Системные мероприятия по противодействию/правоохранительные органы
Системные мероприятия по противодействию/региональные органы власти
Системные мероприятия по противодействию/ муниципальные органы власти
Общественные и партийные антикоррупционные инициативы
Исследования
Зарубежный опыт
Все страницы

 

Цитаты

Дмитрий Медведев, президент РФ (на заседании коллегии генпрокуратуры): Серьёзное внимание надлежит уделить надзору за соблюдением государственными и муниципальными служащими требований антикоррупционного законодательства. Это самая сложная, самая тонкая работа и самая важная. И, разумеется, самые высокие требования Генеральная прокуратура должна предъявлять к собственным сотрудникам. Каждый, кто работает в прокуратуре, должен чувствовать, что он находится в правовом поле.
Мы с вами знаем, что чем глубже опускаешься, тем больше там проблем. На уровне субъектов Федерации, слава богу, уже научились работать. По сравнению с тем, какие нормативные акты принимались 10-15 лет назад, нынешние вполне качественные, хотя прокуроры должны следить: там тоже возникают какие-то моменты, связанные с желанием протолкнуть нормы, которые будут помогать решать бизнес-вопросы, и просто какие-то нарушения проскакивают, но их там меньше. А в актах местного самоуправления их очень много. И основная проблема заключается в том, что и актов этих очень много. Уследить за этим крайне сложно, и качество местного самоуправления мы сами знаем какое. На уровне муниципалитетов, к сожалению, есть проблемы и с самими законодателями, и с муниципальными менеджерами. Очень часто туда проникают люди, которые не нашли себя в другой сфере. Если на уровне субъектов Федерации, на федеральном уровне уже такие лица не появляются, то там количество таких «специальных» граждан довольно высокое. И нужно сделать всё, чтобы их оттуда выставить. Криминальные элементы, авторитеты и авторитетики местного масштаба не должны находиться в местных органах власти, а их там достаточное количество. Посмотрите каждый по своему региону: там есть чем заниматься.

 

Дмитрий Медведев, президент РФ (интервью испанской газете «Паис»):  Вы знаете, есть две модели поведения в этой ситуации: можно расслабиться и признать своё поражение, сказав: "Вы знаете, мы с этим явлением в России боремся столетиями и никак победить его не можем. Ну и пусть оно само по себе как-то существует". А можно что-то пытаться делать. Я выбрал второй вариант. Причём когда я принимал решение о том, чтобы заняться борьбой с коррупцией, я слышал ведь разные вещи - мне говорили: "Зачем ты это делаешь? Всё равно же ты не сможешь достичь результата ни за год, ни за два, всё равно взятки будут брать, всё равно будут проблемы, всё равно будут всякого рода незаконные сделки совершаться".
Всё это правильно, и, наверное, так и будет. Но когда мы что-то делаем, мы даём прямой сигнал обществу, что мы всё равно этим занимаемся, мы всё равно пытаемся сузить это пространство, мы всё равно кого-то хватаем за руку, мы всё равно показываем, что в ряде случаев наказание сработает - рано или поздно наступит ответственность. И это всё-таки создаёт несколько иную атмосферу, хотя бы в том даже, что мы сейчас говорим о том, что идёт вот эта борьба с коррупцией. И все говорят: "Да, идёт, но вяло, не получается чего-то". Но хуже было бы, если бы вообще ничего не происходило. Поэтому я считаю, что общество всегда должно давать ответ на такие вещи, и государство должно принимать решение.
Что же касается законов, то у меня тоже нет никаких иллюзий. Те законодательные акты, которые мы приняли, они тоже будут работать лишь в определённой мере. Но всё-таки (я Вам могу сказать откровенно) это те законы, которых ждали, наверное, лет 10-12, потому что само понятие "коррупция", оно ведь до последнего времени в законодательстве отсутствовало. И только вот эти последние законы создали правовую основу для этого. Эти законы ввели и целый ряд новых институтов, весьма любопытных и нехарактерных для нашей правовой системы. Мы теперь привлекаем к ответственности за коррупцию не только должностных лиц, но и компании, юридические лица, к административной ответственности, если установлены соответствующие факты. Мы стимулируем государственных служащих к правильному поведению, к тому, чтобы декларировать доходы, к тому, чтобы предотвращать так называемый конфликт интересов. Если у государственного служащего возникает такой конфликт, государственный служащий обязан заявить об этом открыто и публично, и тогда как бы у него есть возможность этот конфликт разрешить юридическим образом. Если он этого не делает, то он уже совершает коррупционный акт. Это внутренняя мотивация к тому, чтобы не совершать подобных поступков.
И там масса самых разных, других важных норм, в том числе, кстати сказать, и вопросы декларирования доходов и имущества членами семьи чиновников. Мы об этом много говорили, но этого не было. Впервые в следующем году члены семей государственных служащих должны будут декларировать свои доходы. Это тоже очень важно. Наверное, это не сработает в части случаев, наверное, можно себе представить элементарную ситуацию, когда часть доходов или часть имущества будет переписана на каких-то дальних родственников, но это уже всё-таки будет делаться вопреки законодательству.
Поэтому я считаю, что любые действия, направленные на предотвращение коррупции, любые действия по оформлению правил в этой сфере, они уже содержат в себе положительный потенциал. Это как бы знак от государства, что является приоритетом.

 

Дмитрий Медведев, президент РФ (на заседании Совета по противодействию коррупции): Промежуточные итоги - сверхскромные, но тем не менее мы должны двигаться вперед, я вижу смысл нашей работы именно в том, чтобы мы потихонечку, настолько, насколько это возможно, продвигались по всем позициям, не останавливаясь".


Сергей Миронов, председатель Совета Федерации: Создание Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии  должно поставить муниципальных чиновников в рамки закона и здравого смысла.  Процедура получения земельных документов занимает недели, она сопровождается изнурительным стоянием в очередях, хамством, коррупционными поборами. Чиновники безнаказанно паразитируют на ими же созданной предельно усложненной системе учета недвижимого имущества.

 

Юрий Шалаков, начальник ДЭБ МВД РФ, генерал-лейтенант милиции: «Сегодня уже можно констатировать, что в крупных городах растет правосознание населения. Многие граждане отказываются потворствовать коррупционерам и предпочитают решать проблемы законными методами. В том числе путем обращения в органы внутренних дел или судебные инстанции. Однако в целом по стране по-прежнему бытует мнение, что бороться с коррупцией бессмысленно и простой гражданин не имеет возможности каким-либо образом противостоять проявлениям коррупции. Мы пытаемся изменить эти настроения. Нашей генеральной линией на ближайшие годы будет осуществление многоуровневой модели профилактики коррупционных правонарушений. В этом существенную помощь может оказать работа с заявлениями и обращениями граждан, со средствами массовой информации, а также диалог с общественными организациями».

 

Евгений Примаков, президент Торгово-промышленной палаты РФ: Борьба с коррупцией, проникшей во все поры общества, не выборочная, а универсальная борьба стала поистине национальной задачей.

 

Владимир Осипов, начальник управления президента по кадровым вопросам и государственным наградам:  Наживаться на бедах людей - это грех. Еще больший грех - наживаться на бедах во время кризиса. Все люди, которые пытаются это сделать, будут наказаны строго и бескомпромиссно. В ряде органов власти РФ будут в ближайшее время созданы службы по профилактике коррупции. Основной задачей этих служб будет уточнение, насколько правомерно и правомочно взаимодействие чиновника с  внешними структурами, не связанными какой-либо работой с федеральным органом, который представляет этот чиновник, а также будут отслеживаться взаимодействия с внешними структурами членов семьи этого чиновника.

 

 

Юрий Чайка, генеральный прокурор РФ: За год выявлено больше 200 тысяч нарушений законодательства о противодействии коррупции в области государственной и муниципальной службы. В органах местного самоуправления и властных структурах субъектов более 10 тысяч нормативных актов содержали коррупциогенные факторы. Выявлено более 40 тысяч преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.Но мы видим и оборотную сторону медали. Кое-где борьба с коррупцией лишь имитируется, а за взятки привлекают далеко не тех чиновников, кого следовало бы. Возбуждаются десятки тысяч уголовных дел, а до суда доходят на порядок меньше. Ведь нельзя же всех огульно обвинять в коррупции. Большинство госслужащих - честные порядочные люди.

Вопрос: На сайте Генпрокуратуры есть специальный антикоррупционный раздел. Поступают ли на него сообщения, какие наблюдения вы сделали для себя: люди жалуются открыто или анонимно?

- Я должен сказать, что анонимных жалоб идет очень немного. Люди не боятся называть себя. За неделю приходит около сотни обращений. Мы проверяем все эти жалобы и даем ответы.

Вопрос: Удалось с помощью таких сообщений поймать хоть одного коррупционера?

- Что значит одного? В прошлом году с помощью в том числе таких сообщений после прокурорских проверок возбуждено 3 тысячи 400 уголовных дел по коррупции. Среди обвиняемых - чиновники разного уровня, руководители муниципальных образований - таких около двухсот.

Вопрос: Что касается мэров, то уже говорят, будто наши органы правопорядка к ним неровно дышат. Не перебарщиваем ли и впрямь в отношении мэров? Они все-таки отцы городов, много делают. И столько у них препон, что порой просто вынуждены нарушать какие-то порядки.

- Еще раз повторюсь: я считаю, что большинство наших чиновников - честные и порядочные люди. В том числе и среди глав городов. Об этом говорит в том числе статистика, если сравнить, сколько у нас в стране городов и сколько мэров оказалось в суде. Но нарушать законы нельзя никому, чем бы это ни оправдывалось. Переступил черту - держи ответ.

 

Юрий Чайка, генеральный прокурор РФ: Было принято решение о подготовке законопроекта по профилактике коррупции, президент намерен внести его в ближайшее время в Государственную Думу, мы рассчитываем, он будет принят парламентариями в быстром режиме, поскольку это один из ключевых законов для антикоррупционных мер. В этом законопроекте будут прописаны все механизмы для профилактики коррупции. К этой работе будут привлечены общественные институты, в частности, представители ученых кругов, бизнеса, общественных организаций.

 

 

Юнус-Бек Евкуров, президент Республики Ингушетия: Уровень коррумпированности чиновников всех уровней на сегодняшний день представляет собой реальную угрозу национальной безопасности нашей страны. В этом смысле Ингушетия отнюдь не является исключением. Это наша беда, и если мы с ней не справимся, говорить о каких-то позитивных переменах вряд ли придется.

 Я специально изучал опыт своих предшественников в этой сфере и пришел к выводу, что путем «сверху вниз» эту систему не поломать - здесь действует слишком громоздкий «всероссийский» механизм. Начинать надо именно с регионов.
На мой взгляд, самое главное в этом деле - ужесточение контроля за прохождением финансовых средств и повышение ответственности за допущенные правонарушения. На данный момент мы уже возбудили 7 уголовных дел по фактам хищений, еще 3 - на подходе. И это - только «первые ласточки». Пока, по предварительной оценке, мы отыскали чуть более 2 миллиардов рублей, похищенных из бюджета руководителями республиканского и районного уровня. Представьте себе, только в ходе проверки трех районных ПУЖКХ выявлено хищений на сумму в 333 миллиона рублей. Этих денег хватило бы на строительство небольшого села со всей необходимой инфраструктурой.
Я объявил финансовую амнистию для тех, кто сам, добровольно вернет похищенное в казну. Все прочие руководители и их пособники, уличенные в коррупции, понесут самое строгое наказание. Созданное в структуре администрации президента РИ Контрольное управление вполне в состоянии обеспечить исполнение этого требования, так что ни затаившиеся в республике взяточники, ни прописавшиеся ныне в особняках на Рублевке республиканские экс- министры - а таких, поверьте, немало - не уйдут от ответственности.
Необходим, безусловно, и общественный контроль непосредственно на местах. Мы начали с информирования местных жителей о поступлении финансовых средств в районные и муниципальные администрации. В мечетях, школах, государственных учреждениях просто вывешиваются объявления о том, сколько денег и на какие цели поступило. Украсть эти средства в условиях такого уровня «прозрачности» уже гораздо сложнее.
Следующий шаг - создание комитетов гражданского контроля. Возводится, к примеру, физкультурно-оздоровительный комплекс в Экажево, плохо строится, медленно. Что делать? Руководители, отвечающие за возведение объекта, будут, конечно, наказаны, но ускорит ли это сам процесс? Мы собрали местных ребят, спортсменов, и предложили им контролировать ход строительства, ведь спорткомплекс нужен, прежде всего, им. Ситуация изменилась самым коренным образом.
- Судя по первым результатам, избранная Вами методика борьбы с коррупцией успешно работает. Надеетесь побороть систему?
В противном случае не стоило бы и начинать. Собственно говоря, выбор у меня небольшой: либо бороться с процессом разграбления республики, обкрадывания ее населения, либо - его возглавить. Я предпочитаю первое, и верю, что народ Ингушетии меня поддержит.

 

Владимир Владимиров, прокурор Тюменской области:  Если касаться уголовно-правовой составляющей, то сотни и даже тысячи единиц, стоящих в отчетах как выявленные преступления коррупционной направленности, образуют всего лишь несколько десятков уголовных дел об известных преступлениях преподавателей, врачей, рядовых сотрудников правоохранительных органов, как правило, выявленных службами собственной безопасности последних. Соотношение выявленных преступлений к числу направленных в суд - 1 к 10. Мало еще выявляем коррупционных преступлений при исполнении бюджетного законодательства, в сферах земельных и налоговых правоотношений, управления и распоряжения собственностью, лицензирования, госрегистрации, в целом соблюдении прав хозяйствующих субъектов и другое. И это - резерв в нашей работе. Хотя, безусловно, есть и положительные примеры выявления достаточно серьезных преступлений в указанных сферах.

 

Михаил Кондратенко, председатель квалификационной коллегии судей Алтайского края, судья краевого суда (комментируя цифру за 2008 год - 14 осужденных взяточников):

Цифры отнюдь не свидетельствуют о низком уровне коррупции в Алтайском крае. Интеллектуальный, нормативный и технический потенциал наших правоохранительных органов достаточен, чтобы проводить оперативно-розыскные мероприятия, вести следствие. Я думаю, такая ситуация объясняется тем, что либо правоохранительные органы не хотят работать, либо им не дают этого делать...

 

Алексей Ардышев, заместитель начальника управления департамента информации и общественных связей ЯНАО: Уже свыше 700 нормативных актов и 200 законов проверено на коррупциогенность. Без участия общественности бороться с этим социальным злом будет непросто. Роль общества в этом процессе - первостепенна. Одна из первоочередных задач перед Общественной палатой состоит в совершенствовании механизма общественной экспертизы проектов законов автономного округа, проектов правовых актов органов местного самоуправления, а также механизм проведения публичных обсуждений проектов общественно значимых решений. Тем самым препятствовать принятию законов, способствующих коррупции.

 

Константин Пудов, руководитель пресс-службы администрации г. Екатеринбурга: Сотрудники администрации Екатеринбурга действуют в соответствии со всеми федеральными, областными законами и уставом города, поэтому дополнительный контроль и ужесточения наказаний нас не пугают. В последние годы активность антикоррупционных кампаний значительно возросла. При этом в основном меры различных контролирующих структур были направлены на низовой уровень власти, то есть органы местного самоуправления. Так, например, в администрации Екатеринбурга за прошлый год прошло порядка пятидесяти проверок правовых органов. В результате чиновники вместо того, чтобы работать на благо граждан, вынуждены практически еженедельно отвечать на запросы и готовить отчеты для контролирующих инстанций. С этой стороны подобные кампании могут приносить меньше пользы, чем вреда. Но нам нечего бояться ужесточения мер и мы готовы отвечать на все запросы, если этого требует законодательство.

 

Олег Валенчук , член комитета по экономической политике и предпринимательству ГД РФ: Чиновники, представляющие органы местного самоуправления, вступают в преступный сговор с владельцами крупных компаний, создавая им «зелёный коридор» для любых манипуляций на рынке, в том числе для искусственного завышения цен.

 

Алексей Шестоперов, руководитель антикоррупционного направления Национального института системных исследований проблем предпринимательства: «Не секрет, что все бремя регулирования создатели федерального антикоррупционного закона перенесли на региональный уровень: все полномочия, все ресурсы регулирования - все передавалось регионам. У региональных властей появлялись пространство для маневра и некая свобода действий. Увы, большинство законов, принятых на региональном уровне, оказалось хуже, чем федеральный закон. Они принимались «для галочки». Региональные чиновники заботились в основном о том, чтобы им было в дальнейшем удобнее по этим законам работать».

 

Киррил Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета: Согласно исследованиям последних двух лет, объем коррупции в России варьируется от 240 до 300 миллиардов в год.



 
  Карта сайта: Карта сайта m-i-k-s.ru