Социологическое исследование в рамках подготовки круглого стола–совещания в Комитете Государственной Думы по труду, социальной политике и делам ветеранов на тему «Фактор стоимости труда в инновационном развитии экономики Российской Федерации»

Заполнить анкету

Рецензия на проект Стратегии социально-экономического развития Краснодарского края на долгосрочный период
Индекс материала
Рецензия на проект Стратегии социально-экономического развития Краснодарского края на долгосрочный период
1.Ошибки и пробелы стратегического анализа.
2.Несоответствие общепринятым требованиям.
3.Форма подачи материала имеет значение
Выводы
Все страницы

Рецензируемый документ: СТРАТЕГИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ НА ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПЕРИОД версия 1.1 (полная)   

Публикация:  Министерство экономики Краснодарского края, оф. сайт
http://economy.krasnodar.ru/razr-strat/files/Proekt_Strategii_01122017.pdf

Разработчик: КОНСОРЦИУМ ЛЕОНТЬЕВСКИЙ ЦЕНТР  – AV GROUP

Леонтьевский центр, заявленный в числе разработчиков проекта Стратегии социально-экономического развития Краснодарского края на долгосрочный период (далее будем называть это документ Стратегия) , на наш взгляд, - ведущая организация в Российской Федерации в сфере разработки стратегий развития регионов и муниципальных образований. Несомненно, теоретические и практические разработки Леонтьевского центра используются многими российскими исследователями и сотрудниками органов публичной власти, работы Центра для них - пример для подражания. Именно высокий уровень доверия к имени Леонтьевского Центра и определил необходимость написания данной рецензии. Представленный проект явно не дотягивает до уровня Леонтьевского Центра и, на наш взгляд, в целом дискредитирует работу многих исследователей и практиков, занимающихся стратегическим планированием.


1.Ошибки и пробелы стратегического анализа.

1.1 “Человек – высшая ценность Стратегии” - утверждают авторы (см. стр 53 Стратегии). Исходя из такой позиции, особое внимание следует уделить демографическому прогнозу. Авторы прогнозируют в инерционном сценарии численность населения края к 2030 году 6,112 млн человек (из них 3,215 в трудоспособном возрасте) и 6,352 млн человек (в т.ч. 3, 365 млн чел трудоспособных) в оптимистичном сценарии. Миграционный прирост при этом планируется 37 тыс. чел. в инерционном сценарии, 58,3 тыс. чел. в оптимистичном сценарии (стр. 195). Между тем, Росстат прогнозирует численность населения Краснодарского края в 2030 году максимально - 6,143 млн чел. в высоком варианте прогнозе и 5, 735 млн чел - в низком варианте прогноза (см. рисунок).

Прогноз Росстата

Численность трудоспособных жителей края планируется, соответственно, 3,231 млн чел в высоком прогнозе и 3, 089 млн. чел. - в низком. Миграционный прирост прогнозируется Росстатом от 19 тыс чел. (низкий прогноз) до 45, 6 тыс чел (высокий прогноз). Несложно посчитать, что расхождение между прогнозными показателями численности населения в Стратегии и прогнозом Росстата достигает 208 - 376 тысяч человек ( в разных вариантах прогноза) . Таким образом, ошибка прогноза составит от 40 до 400% общего прироста населения края, планируемого Росстатом. Следует отметить, что именно прирост населения в значительной степени определяет экономические показатели - новое жилищное строительство, расширение социальной и коммунальной инфраструктуры, объем потребительского рынка и т.д. Ошибка в прогнозе численности населения ставит под сомнение все дальнейшие расчеты экономических показателей. Расхождение в оценке численности трудоспособного населения еще заметней - 125-136 тысяч человек (ошибка от100 до 500% относительно планового изменения численности трудоспособных в прогнозе Росстата).

Кто же ошибается - авторы Стратегии или Росстат? Методика расчета численности населения, использованная Росстатом, общеизвестна и понятна. Методика опубликована и рекомендована Министерством труда и социальной защиты РФ, многие исследователи (мы том числе) используют методику в своей практической работе.

В проекте Стратегии ссылка на методику расчета демографических показателей, использованную авторами, не приведена. Демографическая ситуация в крае описана одним абзацем (стр 36). В табл. 5 на стр. 39 рассмотрены средние за последние три года показатели численности экономически-активного населения, изменения этой численности, и цифр естественного и миграционного прироста в сопоставлении с аналогичными показателями по другим регионам. Очевидно, что авторы используют общую методику для всех анализируемых показателей Стратегии, как экономических, так и социальных. Перечисленные данные могут быть полезны для некоторых экономических прогнозов, однако по ним невозможно сделать анализ демографической ситуации.

Оптимизм авторов Стратегии относительно роста численности населения края был бы понятен, если бы в проекте Стратегии мы видели аффективные предложения по регулированию демографической ситуации. На стр.76 Стратегии в рамках направления “Обеспечение миграционного и естественного прироста населения края” обозначены следующие меры:

  1. Создание условий для роста экономической активности молодых родителей.
  2. Повышение качества жизни для людей старшего возраста.
  3. Обеспечение миграционного притока населения, создание комфортных условий для адаптации мигрантов

Рост экономической активности молодых родителей, на наш взгляд, не гарантирует повышения рождаемости. Скорее наоборот. Меры по повышению качества жизни людей старшего возраста очевидно приведут к повышению продолжительности жизни, тенденция к росту этого показателя давно обозначилась и учтена Росстатом в своем прогнозе. Нужно отметить, что Росстат прогнозирует средний возраст жителей Краснодарского края в 2030 году в 77,7 лет (высокий вариант прогноза), тогда как авторы Стратегии обещают 77,1 года ( в оптимистичном варианте прогноза, стр 54). Таким образом, расчетные показатели Стратегии по численности населения достижимы лишь при резком росте миграционного потока (о чем в Стратегии не говорится!). О том, нужно ли нынешним жителем края увеличение числа приезжих, наверное, нужно говорить отдельно. Некоторые имеющиеся ограничения (перегруженная экосистема, недостаток сельхоз земель и др) обозначены в тексте Стратегии, многие проблемы, связанные с миграцией, там даже не обозначены. Но авторами почему-то поставлена цель “Обеспечение миграционного притока населения”. Откуда взялась эта цель? Обсуждалась ли она с жителями? Почему в тексте не обозначены конкретные цифры миграционного прироста по годам? Откуда приедут эти люди? Где они поселятся? Никакой конкретики по этому поводу в Стратегии нет.

1.2 “Переменам уже не будет конца! “ - учат читателя авторы Стратегии (стр 12). Такая позиция внушает уважение - хочется верить, что авторы учли все тренды, просчитали все варианты развития событий и заметили всех “черных лебедей”, которые могут угрожать краю. Ан нет, самое заметное они и не заметили. Или не учли, не сочли важным.

Про глобальное изменение климата не говорят только ленивые. Бизнес давно уже учитывает эти изменения в своих планах. Авиакомпании, например, увеличивают расходы на горючее (в теплом воздухе труднее удержать самолет), страховые кампании увеличивают резервы для выплат и долю перестраховки (расходы, связанные с ЧС растут ежегодно), а коммунальщики, наоборот, уменьшают расходы на обогрев (и длительность отопительного периода, и показатель ГСОП неуклонно снижаются). Но авторы стратегии не говорят об изменении климата ни слова! А между тем проблемы, связанные с климатом, напрямую отражаются на ключевых отраслях края.

Общее изменение климата может быть благоприятным и для сельского хозяйства, и для туризма. Но оно же несет и угрозы. Напомним - Стратегия предполагает рост экспорта в 4 раза ( за счет сельского хозяйства в значительной степени) и рост турпотока на 5 млн чел. Аномальные погодные явления могут свести на нет все усилия жителей края. Для информации: по данным исследования последствий глобального потепления, профинансированном министерством сельского хозяйства Франции, сбор кукурузы в России, Казахстане и Украине сократится в среднесрочной перспективе на 70%, подсолнечника - на 50%, пшеницы - на 29%. Насколько мы готовы противостоять этим проблемам? Какова система реагирования на неожиданные заморозки, ливни, засуху? В рамках рецензии у нас нет возможности детально обсудить - что нужно делать в этой ситуации. Собственно, это и есть одна из целей создания Стратегии - быть готовым к неожиданным сюрпризам. А также Стратегия должна ответить, как на все сто процентов использовать открывающиеся возможности. Конкуренты не спят, они проблемой изменения климата озадачены серьезно. Из новостей: “Влияние глобального потепления на виноградарство стало ключевой темой на крупнейшей международной выставки Vinexpo-2017, которая прошла в Бордо в июне этого года. ... Принято решение о создании проекта Laccave – он объединяет всех французских исследователей, которые общими усилиями планируют выработать стратегию развития этой отрасли до 2050 года”. В обсуждаемой Стратегии проблемы как бы и нет....

1.3 Еще один недостаток аналитического раздела - слабое исследование темы безопасности (в широком смысле этого слова). И хотя слово “безопасность” встречается в тексте документа часто (около 60 раз), основательно рассмотрена только экологическая безопасность. Регион, претендующий на лидерские позиции в сфере туризма, не может игнорировать эту тему, так как безопасность - один из ключевых приоритетов при выборе места отдыха. На стр.39 авторы приводят три цифры, которые вызывают беспокойство. Количество зарегистрированных преступлений (относительно численности населения) ниже среднего по России, но ведь сравнивать нужно не с российскими регионами, а с Анталией и Пхукетом,к примеру. Показатель количества экономических преступлений - один из самых высоких в РФ, а количество ДТП растет. Более внимательный анализ проблемы безопасности, конечно, даст еще много других поводов задуматься. И, соответственно, появятся меры реагирования, исправления ситуации. В предложенном проекте, повторимся, тема безопасности обходится стороной.


2. Несоответствие общепринятым требованиям

Авторы Стратегии нарушили важнейшие правила стратегического планирования. Это очень странно, так как упомянутый в числе разработчиков Леонтьевский центр много сделал для распространения методик разработки территориальных стратегий.

2.1 Стратегия должна быть сфокусированной.

Откроем первое попавшееся под руку издание Ресурсного центра по стратегическому планированию при Леонтьевском центре: КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ ХОРОШАЯ МУНИЦИПАЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ: материалы Конкурса городских стратегий — 2014. Санкт-Петербург, 2015. Сборник посвящен стратегиям муниципалитетов, но в данном случае нас интересуют принципы. Принципы стратегического планирования в полной мере распространяются и на региональный уровень.

Читаем. “Стратегия касается лишь тех отраслей и сфер жизни, которые имеют определяющее значение для существования города, могут играть роль точек роста — «локомотивов» для развития социально-экономической системы города либо требуют незамедлительных решений” (стр 8 указанного сборника).

“Стратегия не охватывает абсолютно всех сфер жизнедеятельности города. Она указывает на главное — на наиболее актуальные сферы развития, способствующие достижению стратегической цели” (стр18).

“Хорошая стратегия — это сфокусированная стратегия, которая концентрирует ресурсы на одной цели или очень ограниченном наборе ключевых целей, достижение которых приведет к кумулятивному эффекту. ...Навряд ли можно рассчитывать на ощутимый социально-экономический эффект от реализации стратегии, которая пренебрегает важностью стратегического выбора и четкой концентрацией ресурсов на приоритетных направлениях, стараясь вместо этого совместить множество задач и интересов, часто конфликтующих между собой” (стр 37).

Обсуждаемая нами Стратегия - яркий пример “как не надо делать”. Стратегия включает все сферы деятельности региональной администрации, некоторые разделы Стратегии выглядят как перечень функциональных обязанностей департаментов краевой администрации (например, см стр 85), а среди задач можно встретить банальности типа “Создание и поддержание необходимой для реализации государственных и муниципальных функций и полномочий инфраструктуры” (стр 72).

Приоритеты целей не расставлены, точнее, все направления обозначены как приоритетные. Целей очень много, даже посчитать их довольно трудно. Приложение к документу под номером 3 ”Система стратегических целей социально-экономического развития краснодарского края до 2030 г.” своему названию не соответствует, дерево целей, перечисленных в тексте документа, много больше приведенного в приложении перечня.

Рассмотрим, как сформулирована главная цель: “Краснодарский край-2030 – глобальный устойчивый конкурентоспособный регион умных, здоровых и творческих людей, магнит для талантов и предпринимателей, лидер Южного полюса роста России”.

Вообще-то здесь названы пять целей. 1) регион, где живут умные, здоровые и творческие люди 2) регион - магнит для приезжих 3) регион - лидер ЮФО. И к этому еще 4) регион глобально конкурентоспособный и 5) устойчивый. Последние цели, кстати, противоречат друг другу. Глобальность подразумевает узкую специализацию региона, его включенность в мировое разделение труда,а устойчивость, наоборот, предполагает самодостаточность и независимость.

Вдобавок к такой “многосторонней” главной цели разработчики выделяют семь направлений социально-экономической политики, в каждом из направлений обозначено от одной до 8 целей, каждая из целей включает до нескольких десятков очень широко сформулированных задач (пример: задача - Развитие институтов гражданского общества, стимулирование повышения качества социальной ответственности государства, создание условий для повышения социальной ответственности бизнеса, стр 73). Кроме целей как таковых, разработчики выделяют экономические комплексы (у каждого из них тоже по несколько целей развития) и территориальные экономические зоны (там тоже своя иерархия целей).

И, наконец, предлагается еще семь (!) флагманских проектов. Тут уместно вспомнить, что означает слово ”флагманский”. “Флагман - корабль, на котором находятся командир соединения, штаб и флагманский командный пункт , оборудованный средствами управления” - читаем в словаре. Флагман может быть только один. Семь флагманских проектов - это явный перебор.

Следует также отметить рамочный характер некоторых целей и задач, где вместо конкретных действий предполагаются дальнейшие исследования. Например, такая задача: “Выявление портфеля потенциальных конкурентоспособных кластеров” явно неуместна в Стратегии, поскольку этот список нужно было определить на этапе стратегического анализа. “Размазанность” целей, включение в Стратегию всех направлений текущей деятельности администрации делает Стратегию бессмысленной, поскольку все планируемые действия уже и так выполняются администрацией или запланированы действующими программами.

2.2 Приближение к Цели должны быть измеряемым. К сожалению, достижение целей, обозначенных Стратегией, часто невозможно измерить. Как, например, доказать, что в 2030 г. жители края стали умными и творческими (а это заявлено в главной цели Стратегии). Как следствие, индикаторы, приведенные разработчиками (стр 95), не увязаны с обозначенными целями. Или, к примеру в разделе “Основные направления пространственного и инфраструктурного развития” обозначена такая цель: “Лидер Южного полюса роста, территория, обладающая устойчивой системой расселения в парадигме «умных городов и сел», созданных для людей, сохраняющих и развивающих поликультурные традиции и природу Кубани и Азово-Черноморского побережья; рационально и эффективно используемое комфортное пространство жизнедеятельности населения и гостей региона с высоким качеством среды обитания ” (стр 89) - как будет измеряться достижение этой цели? Как узнать - обладает территория устойчивой системой расселения в парадигме “умных городов и сел” или нет?

Есть задачи, “высосанные из пальца”. Например, такая: “Формирование сообщества Восточной экономической зоны с участием стейкхолдеров от культуры, промышленности и исполнительной власти” (стр 161). Для чего нужно сообщество “стейкхолдеров”, живущих в соседних городах и районах, если у них нет общих дел и интересов? А если таковые есть, так и не нужно ничего выдумывать - сообщество сложится естественным образом. Приведенные примеры взяты случайным образом, те же претензии можно отнести почти ко всем целям Стратегии . Неизмеряемость целей, отсутствие связи между целями и индикаторами исполнения стратегических планов - грубое нарушение требований к разработке Стратегии.

2.3. Стратегия должна быть амбициозной. Смысл Стратегии - нацелить жителей и бизнес на достижение совместных целей для общего блага. Неинтересная цель никого не волнует. Интересной будет только амбициозная цель. Кратко сформулированная, понятная, всем нужная.

Увеличить ВРП в два раза - это хорошо звучит. Еще лучше звучит - увеличить экспорт в шесть раз. Эти цели есть в цифрах - контрольных индикаторах Стратегии. Но на словах сформулирована совсем другая цель (вы помните - про умных, здоровых и творческих жителей края. И про магнит для приезжих). Есть цифра продолжительности жизни , но она как раз не амбициозная (ниже, чем в прогнозе Росстата). Так может быть назвать вещи своими именами? Сказать честно, что это стратегия не для жителей, а для элиты края, которая хочет увеличить производительность труда и норму прибыли. Да, об этом даже сказано в разделе “развитие институциональной среды”: “Краснодарский край – родина национальных предпринимателей-чемпионов” (стр 65). И задача в Стратегии поставлена: “Включение ключевых субъектов-лидеров предпринимательства Краснодарского края в число глобально конкурентоспособных”. То есть администрация и жители Краснодарского края в Стратегии развития ставят себе задачу помочь местным крупным предпринимателям стать глобально - конкурентоспособными. То есть стать еще более крупными предпринимателями. Вот такая получилась амбициозная цель, почему-то спрятанная в не самый главный раздел. Но по факту Стратегия нацелена именно на эту цель, поскольку на эту цель сфокусированы контрольные показатели. “Что измеряем - то и получаем” - есть такая поговорка у стратегических консультантов.


3.Форма подачи материала имеет значение

Требования к стилю изложения Стратегии двоякие: с одной стороны, текст должен быть доходчивым и увлекательным (именно увлекательным - ведь Стратегия должна воодушевить жителей на совместные дела), с другой стороны, Стратегия - официальный документ органов государственной власти края, он должен быть точным и конкретным. На наш взгляд, представленный текст плох с обеих сторон, отсутствие редакторской руки бросается в глаза.

Местами стиль документа явно менторский: “Сегодня этапы глобального производства товаров и услуг распределены по всему миру, что создает возможности развития нишевых продуктовых или субпродуктовых инновационных кластеров, на основе которых можно провести масштабное обновление современной экономики через создание новой умной экономики региона, способной занять лидирующие позиции в производстве отдельных видов товаров и услуг, став поставщиком знаний и технологий для глобального мира” (стр 68). Кому не известно, что “этапы глобального производства товаров и услуг распределены по всему миру” ? Разве кто-то отказывается быть “поставщиком знаний и технологий для глобального мира”? Вот только мысль о необходимости формирования кластеров затерялась, не видна за потоком пустых слов.

Частое повторение сочетаний типа “снижение административных барьеров” или “устойчивое развитие” без детализации и обоснований похоже на ритуальные заклинания, а злоупотребление словами “лидер” (встречается в тексте около 150 раз), “конкуренция/конкурентный/конкурентоспособность” (встречается около 350 раз) задает спортивно-зрелищный настрой, отвлекая от содержательного смысла.

Частое неоправданное употребление англицизмов является свидетельством плохого владения русским языком. В публичном документе, круг читателей которого не ограничен отраслевыми специалистами, крайне нежелательно использование специфических слов, как-то: “кванториумы”, “фаблабы”, “краудсорсинг”, “краудфандинг”, “фандрайзинг”, “рурализация”, или неустоявшихся терминов типа: “обратный инжиниринг”, ”акселератор общественных проектов”, “аддитивные технологии”, “MICE-туризм”. Складывается впечатление, что иностранные термины затуманивают сознание не только читателей, но и самих авторов. К примеру, одна из задач Стратегии сформулирована так: “Создание коворкинг-площадок - базы для взаимодействия общественных институтов и бизнеса”. Люди, не знающие о сложности социальной природы взаимоотношений бизнеса и общества, могут поверить в существование волшебных площадок, где классовые противоречия исчезают сами собой.

Еще хуже использование в официальном документе слов, написанных на английском языке, например: “sustainable development”, “Mega Science”, “3D-Printer”, “ridesharing”, “carsharing”. И уж тем более недопустимо использование английских названий публичных проектов в рамках реализации Стратегии: “Smart Kuban 2030”, «Smart Park Sochi», «Энерджинет», «Хелснет», «Фуднет» и т.п.

Продолжая тему, нужно отметить, что ключевые индикаторы стратегии денежного характера выражены не в рублях, а в американских долларах. Напомним, что Стратегия - официальный документ, имеющий такой же статус, как бюджет или план территориального развития. Вы можете себе представить, что бюджет края будет утверждаться в долларах? Нет, конечно, в этом нет никакого смысла. Так и в Стратегии нет смысла делать расчеты в долларах. Все платежи в регионе производятся в рублях. У региональных властей нет полномочий и инструментов для регулирования курса рубля и доллара. И даже внешняя торговля в 2030 году не обязательно будет вестись в долларах (авторы сами отмечают “постепенное снижение значения американского доллара в качестве уникальной ключевой мировой валюты” - стр 17).

Чем объяснить такую грубую ошибку разработчиков Стратегии? На наш взгляд - исключительно сложившимися стереотипами. Авторы Стратегии не пытаются формулировать идеологические задачи, они лишь констатируют дальнейшее “широкое распространение идеологии общества массового потребления” (стр 13). И закрепляют этот факт своим документом, где большинство показателей, используемых как индикаторы достижения цели, носят денежных характер. Подтверждают общий настрой иллюстрации к тексту - ниже приведены рисунки с 5-ой страницы Стратегии.

Иллюстрация стр5 Стратегии


Выводы;

Предложенная Стратегия развития социально-экономического развития Краснодарского края на долгосрочный период имеет значительные ошибки и пробелы в диагностике проблем, не соответствует общепринятым требованиям к стратегическим документам, некачественно изложена по стилю, и - главное - не соответствует интересам жителей края.

 
  Карта сайта: Карта сайта m-i-k-s.ru